Миков
Павел Владимирович
Уполномоченный по правам человека в Пермском крае
Главная страница
Версия для печати
Написать письмо
RSS
RUS|ENG
Канал Уполномоченного на YouTubeОбратиться к Уполномоченному

Последние загруженные фотографии

Новость за 1 ноября 2009 года

январьфевральмартапрельмайиюньиюльавгустсентябрьоктябрьноябрьдекабрь2019
30 октября 2009 года – 
День памяти жертв политических репрессий
01 ноября 2009

История дня памяти жертв политических репрессий.


В июле 1972 года в колонии "Пермь-35" и "Пермь-36", расположенные в пос. Центральном и дер. Кучино Чусовского района Пермской области (в официальном делопроизводстве - ВС-389/35 и ВС-389/36) перебрасывают заключенных из Мордовских политлагерей. Смысл этой акции, проводившейся в атмосфере сверхсекретности, - изолировать политзаключенных от внешнего мира, лишить их каналов, по которым передавалась информация о произволе лагерной администрации. 5 сентября 1972 года группа активных политзеков Кучинского лагеря решает отметить день подписания ленинского декрета о красном терроре. На территории зоны они насыпали символический могильный холм, зажгли самодельные свечи и отслужили тайную панихиду всем погибшим в годы красного террора.


Второй раз день памяти собирались отметить и заключенные других пермских и мордовских политлагерей. Однако на этот раз карательным органам удалось пресечь акцию правозащитников. Инициаторов поминовений во всех лагерях заблаговременно упрятали в штрафные изоляторы.
5 сентября 1974 года панихиду жертвам репрессий отслужить не удалось.


В октябре того же года в лагерной больнице одного из мордовских лагерей умер известный правозащитник Юрий Галансков. Его лагерные друзья провели 30 октября голодовку в память о нем, а также о всех погибших в жерновах ГУЛАГа. С этого времени день 30 октября стал днем политзаключенных, а с 1991 года он вошел в российский политический календарь как День памяти жертв политических репрессий.


Политические репрессии начались с первых дней советской власти и продолжались до рубежа 1991-1992 годов, когда из пермских политзон вышли на свободу последние политические заключенные. Но в 1937-1938 годах репрессии приобрели поистине вселенские, безумные масштабы.


В общественном сознании бытует миф о 37-м годе. Время «Большого террора» ассоциируется с беспощадным избиением начальства, проводимым органами НКВД по приказу товарища Сталина. Якобы бесчисленные чиновники – как партийные, так и государственные – зажрались, погрязли в коррупции. И до сих пор многие люди – и не только старшего поколения - одобряют действия тов. Сталина. Так и надо, мол, действовать с этими «слугами народа».
Что было на самом деле?


30 июля 1937 года нарком внутренних дел Н.И.Ежов подписал секретный приказ №00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». На следующий день приказ одобрило политбюро ЦК ВКП(б). Началась не имеющая аналогов войсковая операция против собственного народа. Приказ обозначил 8 категорий граждан, подлежавших аресту. Из них наиболее враждебные должны быть расстреляны. Менее активные элементы планировалось упрятать в тюрьмы и концлагеря на срок от 8 до 10 лет. Приказ обозначил так называемые квоты арестов и расстрелов по каждому региону. По Свердловской области, в которую тогда входила будущая Пермская область, предписывалось арестовать 10 тысяч человек, из них 4 тысячи расстрелять.


Общество «Мемориал» и сотрудники Государственного общественно-политического архива по Пермскому краю на протяжении 12 лет создавали базу данных о наших земляках-жертвах политического террора. В этом печальном списке – 34279 имен арестованных и погибших.


При этом за неполных 2 года «Большого террора» в Пермской области было арестовано 19617 человек: в 1937 году – 11717 человек, в 1938 году – 7900 человек. Из них бессудно и безвинно расстреляны около 8000 человек.


В городе Перми жертвами произвола стали 5529 человек, из них 556 приговорены к высшей мере наказания.


На кого же был направлен «карающий меч» НКВД? Данные архива однозначно подтверждают, что основными жертвами террора были не только и не столько чиновники, сколько тысячи простых людей – рабочих, колхозников, учителей, кузнецов, плотников, пастухов, бухгалтеров и т.д. Конечно, репрессии не обошли и членов партии. Их в 1937-1938 года было арестовано 1176 человек, из них 73 человека расстреляны.


Но сравните данные по профессиональным прослойкам: среди арестованных по политическим обвинениям 1141 плотник, 295 токарей, 397 столяров. В жернова репрессий попали 1154 человека со средним образованием (расстреляно 307 человек), 708 человек с высшим образованием (расстрелян 71 человек).


Самой беззащитной и самой массовой жертвой НКВД стали трудопоселенцы – бывшие раскулаченные. Их было арестовано 1891 человек, погибли в застенках – 870.


Тезисы «Мемориала» «1937 год и современность»:
«Тридцать Седьмой — это неизвестные мировой истории масштабы фальсификации обвинений... Формулирование индивидуальной «вины» было заботой следователей. Поэтому сотням и сотням тысяч арестованных предъявлялись фантастические обвинения в «контрреволюционных заговорах», «шпионаже», «подготовке к террористическим актам», «диверсиях» и т.п.
Тридцать Седьмой — это возрождение в ХХ веке норм средневекового инквизиционного процесса. Вновь, как во времена инквизиции, главным доказательством стало ритуальное «признание своей вины» самим подследственным. Стремление добиться такого признания, в сочетании с произвольностью и фантастичностью обвинений, привели к массовому применению пыток; летом 1937-го пытки были официально санкционированы и рекомендованы как метод ведения следствия.
Тридцать Седьмой — это чрезвычайный и закрытый характер судопроизводства. Это тайна, окутавшая отправление «правосудия», это непроницаемая секретность вокруг расстрельных полигонов и мест захоронений казненных».
Подведем итоги.
Возможно, не замечая этого, мы несем в себе тяжелую отметину политических репрессий. Она - в истории каждого из нас, каждой семьи, представителей старшего и молодого поколения россиян. Эта отметина - в жажде сильной руки, в готовности переложить ответственность за происходящее на плечи власти, в нашей привычке к «управляемому правосудию», имитации демократического процесса при одновременном и открытом пренебрежении правами и свободами человека.
Молчать об этом нельзя. Молчать – значит, повторить прошлое, обречь своих детей и внуков на бесправие. Долг совести старшего поколения – рассказать молодежи, школьникам и студентам о судьбе своей семьи и судьбе страны. Как бы это ни было трудно, мы обязаны говорить правду – не «черня» историю, но и не приукрашивая ее.

Александр Калих,
председатель Пермского краевого
отделения общества «Мемориал»

 

 

 

профилактика жестокого обращения с детьми выборы экология БРИФИНГ 29.01.19 Спасенное детство Всероссийский урок по правам человека-2017 социальное сиротство колонии День защиты прав детей память жертв репрессий Всемирный день прав ребенка домашнее насилие выборы2018 свобода выражения мнений Большое жюри общественный контроль ГУ МВД vii Летняя школа по правам человека выселение из общежитий Ежегодный доклад-2016 День прав человека 10 декабря информационная безопасность детей жилье семинар Общественная приемная Уполномоченного местное самоуправление ежегодный доклад Презентация конференции общественные помощники Уполномоченного законодательство права детей Ординский детские дома религия конкурсы происшествие права детей труд Кунгурский муниципальный район участие детей в принятии решений прием граждан российские и международные новости образование конференция ПРЕСС-РЕЛИЗ Ежегодный доклад-14 Т.Марголина доклады лето 2016 Спасенное детство конференция 7-8 апреля 2016 судебные приставы культура календарь 25 лет Конституции РФ инвалиды медицина НКО призыв конкурс медиация приемные семьи Ежегодная церемония награждения знаками Уполномоченного дискриминация круглый стол заключение о нарушении прав Кудымкар Коми-Пермяцкий округ совещание восстановительное правосудие свобода мирных собраний мигранты Пермский край детский омбудсмен инфраструктура СМИ просвещение анонс ксенофобия Уинский труд
Сайт разработан РЦИ ПНИПУ